Архив рубрики «Истории»

Тайное желание

Олег долгое время ловил себя на мысли, что с ним что-то «не так», во всяком случае, об этом ему напоминал его член, всякий раз мгновенно встающий при виде симпатичных мужественных парней. Особенно ему нравились мужчины в возрасте, такие как их физрук из колледжа, Геннадий Сергеевич. Он мужик что надо. Высок, мускулист, как всякий кто занимается спортом. Лет ему примерно около 40, может чуть больше или, наоборот, меньше. Олег на уроках физкультуры украдкой посматривал на Геннадия Сергеевича. Упругая задница, провокационно торчащий бугорок…

Олег многократно представлял себе, как было бы здорово отдаться этому сильному привлекательному мужику, но как на самом деле добиться секса от физрука не имел представления. Олег точно знал, что Геннадий Сергеевич, или как его звали ребята между собой «Качок», женат и даже несколько раз видел его супругу. Обычная женщина — не красавица и не уродина. Кстати, их дочь Анна учится на третьем курсе колледжа. Девушка приятной внешности, не глупа, не заносчива, но иногда любит козырнуть своим отцом. Особых отношений у Олега с Анной не было, так — просто здороваются, прощаются, иногда поговорят не о чём. Олег последнее время постоянно продумывал план совращения Качка, но так и не пришёл к положительным результатам.

Но однажды произошло то, что, наверное, можно отнести к разряду чудес.

Дважды в неделю Геннадий Сергеевич вёл по вечерам секцию художественной гимнастики и, надо сказать, достаточно много ребят приходили к нему заниматься. Тренировки начинались после 17.00 и оканчивались около 18.00, но иногда ребята задерживались с расспросами и разговорами. Олег не был фанатом спорта, но, поняв, что, таким образом, станет поближе к достижению своей цели, сразу же записался на тренировки. Тогда Качок поинтересовался, что это он вдруг посреди учебного года захотел приобщиться к физической культуре. Олег сказал, что хотел поправить здоровье, да и фигуру…

Тренировки проходили интересно, насыщенно, и с непривычки все мышцы у Олега болели. Но о своей цели он не забывал ни на минуту. Так же украдкой он любовался большим членом физрука, выпирающим из под тренировочных брюк. И однажды чуть не попался. Геннадий Сергеевич заметил, что Олег пялится на его «хозяйство» и посмотрел прямо в глаза подростку. Олег этого никак не ожидал и вспыхнул, так как это бывает у ребят, не пробовавших сексуальных отношений. Другие пацаны, кто заметил их взгляды, сразу же, исподтишка, стали подкалывать Олега. Ему ничего не оставалось, как ретироваться в туалет и охладиться водой из-под крана.

«Я стал не осторожен!» — говорил сам с собой Олег. — «Могло быть и хуже». Холодная вода сделала свое дело, и краснота спала с лица.

И тут в туалет вошёл Качок. На его лице выражалось волнение и заинтересованность.

— Олег… послушай… Гм… Я не в первый раз ловлю твои томные взгляды на себе, — начал спокойно Геннадий Сергеевич. — Вначале я подумал, что ты смотришь не на меня. Но проследив за твоим поведением, и на то место, куда именно ты бросал свои жадные взгляды, я убедился в том, что ты… педик. Это так?

Олег похолодел. «Педик! Сколько грязи в этом слове, а ты можешь унизить…» — подумал он про себя.

— Вы так называете эти чувства, Геннадий Сергеевич? — резко ответил вопросом Олег.

— Я, собственно, не имею ничего против голубых, но я обычный мужик, которому интересны женщины. Олег, ты ещё очень молод и если уж ты решил что ты гей, то я не тот с кем тебе надо начинать сексуальные отношения, — ответил физрук. Он приблизился к Олегу.

Запах мужского пота и одеколона, смешавшись между собой, ударили в нос Олегу. Тот прикрыл глаза. Сильнейшее возбуждение прошило всё тело подростка, и член предательски оттопырил спортивные брюки Олега. В горле сразу пересохло. Олег судорожно сглотнул.

— Я сам решу с кем и когда, Ген-надий Сергеевич-ч, — ответил Олег, заикаясь.

— Поговорим после, Олег. Сейчас приведи себя в порядок, а то друзья засмеют, — холодно проговорил мужчина, оглядывая его торчащий член.

Остаться после тренировки было бы ошибкой, так как ребята и так уже давились от смеха, отпуская грязные словечки по поводу педиков. Олег решил выйти вместе со всеми, а потом вернуться и поговорить с Качком серьёзно.

Выждав на улице какое-то время, пока все ребята вышли из здания колледжа, Олег быстрым шагом направился в спортзал. Там было пусто, присутствия физрука не наблюдалось. «Неужели ушёл?» — спросил себя Олег. Пройдя мимо раздевалок, он приоткрыл дверь зала. Геннадий Сергеевич как раз шёл чтобы, очевидно, закрыть дверь зала. Олег тихонько вбежал в мужскую раздевалку и затих. Послышалось шарканье ключа в замочной скважине. «Да, точно он закрыл дверь» — понял Олег. Далее шаги притихли, и в следующее мгновение послышался шум воды. «Душевая! Он в душе!» — обрадовался подросток. В ту же минуту Олег начал скидывать с себя всю одежду и полностью обнаженным направился в душевую.

Дверь была чуть приоткрыта. Он аккуратно протиснулся сквозь щель в дверном проёме и оказался в предбаннике. Физрук плескался под душем. Подросток заглянул в моечную и опешил. Высокий мускулистый мужчина намыливал свой толстый густо волосатый член и при этом, что невнятно насвистывал. Олег от прилива крови к вискам чуть не потерял сознание и только успел ухватиться за кафельную стену. «Как он хорош!» — заметил Олег. — «Я должен рискнуть!».

Олег медленно вошел и стал приближаться к мужчине. Волосатое тело физрука поблёскивало под струями воды и играло накачанными мышцами. Не подозревая о присутствии юноши, Геннадий Сергеевич повернулся спиной к нему и стал смывать мыльную пену с головы. Волосатая задница, аппетитная и округлая, была прямо пред вставшим членом Олега. И тут неожиданно для него, мужчина случайно сделал резкое движение локтём и толкнул парня в грудь. Мужчина резко обернулся, судорожно обтирая от воды лицо рукой.

— Ты!? — испуганно произнес мужчина. — Но ведь ты ушёл!

— Я… я… не мог уйти так просто. Я хочу с вами заняться сексом, — заикаясь выпалил юноша.

— Но, Олег, я не могу. Ты ведь… — договорить он не успел.

Парень обхватил руками его мужское хозяйство и стал осыпать поцелуями.

— Олег, прекра-ти-и, — сопротивлялся мужчина, — Это неправильно.

Олег не слушал его. Одно за другим он погружал себе в рот волосатые яйца, облизывая их, целуя. Толстый член мужчины начал стремительно надуваться. Шум воды придавал всему происходящему музыкальный фон. Наконец член налился кровью и торчал как кол. Толстая головка немного вылезла из крайней полоти. Олег ухватил пальцами края тонкой кожицы и натянул их на кончик языка. Мужчина начал тихо стонать от наслаждения. Немного пощекотав головку члена кончиком языка, Олег оттянул плоть вниз, и крупная головка показалась перед его глазами во всей красе. Не раздумывая, парень натянул толстый мужской член на свой ротик и принялся неистово его отсасывать. От приятного ощущения соприкосновения своего языка к бархатной ткани члена Олег сильно возбудился. Его член стоял как каменный. Мужчина начал подмахивать членом в такт движениям рта юноши. Обеими руками Олег то ласкал упругие ягодицы мужчины, то переключался на его крупные яйца. Спустя некоторое время Олег вытащил член изо рта и, взглянув в глаза раскрасневшемуся физруку, сказал:

— Я хочу чтобы ты меня трахнул в зад.

— Хорошо, — ответил тот.

В тоже мгновение он поднял парня на руки и смачно стал целовать в губы, властно орудуя во рту Олега своим языком. Олег обвил ногами и руками мускулистое тело мужика. Физрук вышел из моечной в предбанник и уложил парня на спину на скамью. Мужчина осыпал поцелуями тело юноши и прильнул ртом к стоявшему члену парня. Как же было здорово ощущать своим членом движения языка этого мужчины… Не в силах терпеть и от сильнейшего возбуждения Олег кончил ему в рот. Сперма подростка вытекала изо рта мужчины и стекала на лобок и волосы.

— Трахни меня! — потребовал Олег.

В свои восемнадцать Олег был девственником, как это сейчас не принято в среде большинства его сверстников. Разумеется, он понимал что проникновение, какого-либо предмета в узкое отверстие ануса причинит боль, но вот какую именно Олег не мог даже предположить. Поэтому, когда толстая головка члена мужчины, обильно смазанная слюной, начала упираться Олегу в анус, он инстинктивно напрягся, предчувствуя возможную боль.

— Не бойся, Олег, я не причиню тебе боли, — упокоил Геннадий парня.

В следующее мгновение мужчина поднял и положил ноги Олега себе на плечи и юноша ощутил, что в его анус начинает что-то проникать. Мужчина медленно входил внутрь попки и снова вынимал член, а затем повторял всё заново. Спустя пару минут, причиняя ощутимую боль, толстый член физрука полностью вошёл в анус и начал медленно двигаться туда сюда. Первые ощущения от проникновения члена были неприятными. Хотелось тужиться и опорожнить кишку, но вместе с тем, как только член всё сильнее и быстрее начал двигаться внутри попки, приятнейшие ощущения притупили болевые моменты этого полового акта, и Олег полностью отдался власти мужчины.

Спустя несколько минут тот начал стонать и тяжело дышать. Мужчина притянул Олега к себе, фактически придерживая его за спину и насаживая на свой кол. Осыпая влажными страстными поцелуями, лицо юноши, его шею, Геннадий Сергеевич стал жёстко и резко входить в пацанскую попку. Олег был близок чтобы снова кончить и неистово надрачивал свой конец. И вот, спустя несколько минут, мужчина, застонав, начал бурно кончать, выпуская густые тёплые струи спермы внутрь кишки Олега. В свою очередь тот так же кончил, испытывая сильнейшее наслаждение. Они улыбались, и осыпали друг друга страстными поцелуями. Ещё какое-то время член мужчины по инерции входил в попку юноши, но постепенно возбуждение спало, и тот вынул свой покрасневший поршень из ануса парня.

— Ну, как вам мой задик, Геннадий Сергеевич? — с трудом переводя дыхание, спросил Олег.

— Было здорово, согласен, — ответил он, — Но то, что произошло сейчас, больше не должно повторится, Олег. Ты должен меня понять. Я сильно рискую местом. — Мужчина, тяжело дыша, смахнул капли пота со лба.

— Не знаю. Может это и так, но я хочу встречаться с тобой, хотя бы изредка, — ответил Олег, вставая со скамьи. Анус сильно ныл. Надо было сполоснуться.

— Я подумаю, как это сделать. Но сегодня было кайфово, без дураков. Знаешь, а я ведь предполагал, что рано или поздно это произойдёт.

Геннадий Сергеевич встал со скамьи, обнял Олега за талию и по-мужски крепко поцеловал в губы.

— И, по-моему, ты не остался равнодушен, — ответил Олег.

Мужчина рассмеялся, и они направились в душ.

С этого вечера они стали иногда встречаться, то в спортзале, после тренировок, а иногда у Олега на квартире, когда его родителей не было дома.

Так прошло месяца три. Никто из однокурсников ничего больше не заподозрил. Всё было отлично, пока однажды колледж не облетела страшная новость. Возвращаясь с дачи, Геннадий Сергеевич разбился на машине насмерть. Олег тогда впал в оцепенение и перестал показываться на занятиях. На кладбище он плакал, не скрывая слёз, и только он знал, что в тот злополучный вечер мужчина ехал на встречу к нему. А получилось, что нашёл свою смерть…

Приёмная комиссия

Отпуск, как всегда, закончился слишком быстро. И снова пришлось выходить на работу. От моей работы фитнес-инструктора можно получать много удовольствия. Но обидно одно — ко мне ходят одни девушки на фитнес, и постоянно клеятся! Друзья мне завидуют, а мне как-то без разницы. Летом работы не так уж много, и я решил пойти в свое учебное заведение и поработать ради прикола в приемной комиссии. Работа, скажу вам, не больно интересная — скучно! Но зато ты уже сам смотришь, кто тут будет учится.

В один из дней — раздался телефонный звонок, я по привычке взял телефонную трубку и представился — приятный голос молодого парня спросил — можно ли ещё сдать документы, я объяснил ему, что сегодня последний день сдачи документов. Он сказал — что сейчас их и принесет.

Действительно, через час в приемную комиссии вошел парень лет 20, было видно, что он занимается тяжелой атлетикой либо бодибилдингом. Парень оказался красавцем! Но не шибко умным. В Аттестате у него красовались тройки и четверки. Я спросил его, где он пропадал три года после окончания школы? Оказалось, его просто отчислили за непосещаемость из другого учебного заведения.

— Зачем нам такой? — подумал я.

И тут я обратил внимание, что у него на мизинце имеется кольцо! Я сразу увидел цель, — надо взять этого парнишку.

— Молодой человек, вы хотите учится у нас?

— Да!

— У нас вы получите среднее-профессиональное образование, — объяснил ему я.

Он внимательно слушал, и кивал головой:

— Я согласен.

— А вы сможете сдать экзамены?

— Не уверен!

Я сказал, что я могу ему помочь сдать эти экзамены, специально для него я постараюсь пометить билеты.

Парень оказался смышленым, и спросил:

— Сколько я вам должен буду за это?

— Боже мой, какие деньги? Просто секс — улётный секс!

Он согласился!

Так как в комиссии к тому времени никого уже не было, и я оставался закрывать кабинет, то проблемы с помещением не было. Закрыв дверь на замок, я подошел к милому Сергею, и провел рукой по его крепкой груди. Моя рука залезла под его футболку и начала ласкать его соски. Я стянул с него футболку и нежно стал целовать его крепкую грудь. Ему это очень понравилось. Его ширинка начала выпирать все сильнее.

Я стал расстегивать его джинсы, стянул трусы и увидел прекрасного красавца, размером где-то 24 см. «Повезло»- подумал я. Я начал ласкать этого красавца, я заглатывал его прекрасные яйца, ласкал языком уздечку и мясистую головку. Сергей начал стонать.

Благо в комиссии имеется несколько сдвинутых столов, на которые я и попросил его лечь. На столах мы разместились в 69 позу и начали ласкать друг друга. Сергей делал это умело, и я понял, что этого парня надо обязательно брать учится к нам, чтобы мне было нескучно.

Я взял инициативу в свои руки. Я достал презерватив, из сумки смазку (какой я предусмотрительный). Смазав свое очко, и надев на Сергея презерватив, я стал аккуратно садится на него. Поначалу было больновато. В меня ещё не входила такая торба. Но ничего, мы справились. Я начал двигаться на огромном члене молодого парня. Через пять минут Сергей стал стонать. Он протянул свою руку, взял мой член и начал его дрочить. Это было как в сказке. Через минут 15 Сергей сказал, что уже готов кончить.

Я слез с него, и взял его член в рот. Я начал сосать красавца и почувствовал как теплая сперма наполняет мой рот.

Это был здоровский секс.

На следующее утро, мне было как-то стыдно перед абитуриентами, которые заполняли заявление о приеме, на столе, на котором вчера происходил совсем необычный прием документов.

Прошло время. Зачисление. Вывешивая списки зачисленных, я увидел Сегрея. Он подошел к спискам, нашел свою фамилию и улыбнулся. Зайдя в приемную комиссии он передал мне конверт!

Все коллеги — сразу стали думать, что я взял деньги! Нет, в конверте оказалась открытка, в который было написано его подчерком:

«Спасибо. Надеюсь ты поможешь мне ещё и тут учится! А я сделаю наш досуг интересным. Сергей!»

Дальнобой

Очередь на таможне задрала, даже больше чем вся поездка… Севка вообще не любил эту подлую таможенную структуру, они похуже гаишников будут..

Едва не половину суток простоять на пограничном переходе, с ума сойти! Севкина злость усугублялась ещё и жарой и скупостью хозяина. Когда шеф в виде поощрения предложил Севке пересесть с МАЗа на почти новенький Мерс-Аксор, тогда это казалось просто счастьем. Счастье было самой дешёвой комплектации, и кондиционера в нём не было! И теперь, простояв на диком солнцепёке в очереди, уставший, голодный и злой Севка всю досаду вдавливал в педаль газа, стараясь протянуть до захода солнца побольше километров.

Обычно все российские дальнобойщики ездили по прямой через Беларусь, где известны все заправки, кафешки, да что там, даже ямы на обочине, но на обратный путь не было груза, или сидеть в Поляндии, 3 дня его ожидая! Руководство, оно всегда умное, всё знает, нашло попутный груз в Украине. Теперь следуя до Ровно, Севастьян всматривался в незнакомую дорогу, с одной мыслью, где стать на ночь…

Дорога круто пошла вверх, и из-за поворота, за лесом, явно было заметно скопище фур. Да, точно, ТIR-овская стоянка. Порожняя фура мягко вкатила в свободный коридор между грузовиков. Взвизгнул воздух ручного тормоза, кабина по инерции ещё пару раз качнулась на своей подвеске. От усталости не хотелось шевелиться… Севка молча сидел, оглушённый наступившее тишиной, только чуть шипел где то воздух из пневмосистемы прицепа и какая-то крылатая мелочь надрывала свой голос в закатном небе.

В большом зеркале слева в коридоре между бортами машин отражались последние лучи заходящего солнца. Среди этих лучей у кабины фуры задней машины, умывался под самодельным душем, пристроенным к торцу фургона водила. Сквозь солнечные лучи казалось, что тот парень просто купается в серебряных брызгах! Сева мимо воли засмотрелся на него в зеркало… Между тем, парень, помыв голову, бросил под ноги коврик из кабины, снял шорты и продолжил мыться. Чего на него уставился Севка, как завороженный он не объяснил бы и сам. Просто как-то естественно и красиво тот плескался в лучах и брызгах!

Наконец, Севастьян вздохнул, выпрыгнул из машины и пошёл в сторону душа.

Наш герой был рослый парень 30-ти лет с соломенным чубом, обветренным лицом, выразительными серыми глазами, в общем, ничего особенного, и лишь мощный по-американски квадратный волевой подбородок выделял его лицо. Глянув на него, не было сомнений, что этот мужик знает как жить!

Минуя кабину моющегося водилы, глянул на лобовое стекло и прочитал «MAREK». Кто из дальнобойщиков, и когда, придумал ставить таблички с именем водилы внизу стекла, — это уже не скажет, наверное, никто. Сева тоже в позапрошлом году купил в Ольштыне себе табличку «SEBASTJAN». Взгляд скользнул вниз на бампер, — точно, польские номера.

Моющийся парень повернулся на шаги, кивнул подошедшему. Через пару минут ловко забрался по лесенке, и закрыл кран импровизированного душа. Теперь пока он вытирал лицо, надевал чистые шорты, Севка рассмотрел его полностью. Мареку было пожалуй лет 35, но какая классная фигура! По ней не более двадцати пяти! Ростом тот был не выше среднего, и почти всё его ладное тело было густо покрыто чёрными волосами, чисты от них были только спина и лицо. Оно было выбрито, но при первом же взгляде было ясно как густа у него щетина. На голове короткий ёжик с высокими залысинами. Этот Марек вообще был больше похож на кавказца, чем на славянина! Обычные приветствия, водительские разговоры на плохом польском со стороны Севки с главным вопросом – где поесть, помыться? Ты же видишь, смеясь и похлопывая себя по животу, говорил Марек. Здесь сейчас ничего нет, только стоянка и охрана, всё сгорело во время прошлого дележа стоянки братками. Пока отстроят…

Если хочешь, показывая на своё душевое сооружение, то вода ещё есть, — дружелюбно предложил Марк. Следует отметить что стеснительностью водители грузовиков никогда сильно не страдали, потому наш герой даже не размышлял на тему удобно ли.

— Да, спасибо, — сказал Севка и, стянув пропотевшие длинные шорты и трусы, встал на коврик, потому как мыло уже было в протянутой руке Марека.

Что думал поляк, глядя на моющегося коллегу, не знаю, но вот у Севы из недр памяти всплыла служба в Армии и друг Костя… Тогда они молодые, на полигоне. Вдвоём в летнем, тоже примитивном, душе, завелись с пол оборота и ураганный секс без стеснений был чудесным выходом молодой энергии. Но то ж армия! Севка давно о том случае даже забыл… С женщинами проблем не было, даже наоборот, как бы всех обслужить желающих. Но почему же глядя на этого шерстяного поляка, такая неуёмная томность внизу живота, и член под струями воды набух как сарделька, хорошо что ещё не торчит, вот это было бы действительно неудобно…

Уже позже, сидя на раскладных стульчиках ближе к лесу коллеги больше разговорились о машинах, дорогах, политике. Выяснилось, что в кабине Марека есть холодильник, а в нём кроме еды ещё и по паре банок пива.

— Тебе вообще с машиной повезло, наверное, хозяин хороший? — тянущим голосом после пары глотков пива, сказал Сева.

— Да, — улыбаясь, отвечал Марек, — везением взяли с напарником этот Рено-Магнум в лизинг, мы сами себе паны!

А огромный Магнум и впрямь был просто панской штукой. И супермягкая подвеска и кондиционер и холодильник. Короче, Марек уже делал Севе экскурсию и давал пояснения в своей машине.

Севастьян, допив вторую банку, захмелел после жары, а сексуальные воспоминания не давали покоя полунабухшему члену, а тут ещё Марек наклоняясь к какому-то рычажку зацепил Севкину грудь ухом. Всего то! А член это воспринял как команду вверх! Марк засмеявшись, показал коллеге на шорты стоящие колом:

— Что твой кутас (по-польски хуй) тобою управляет, а не ты им?

Севкино лицо залила краска, но, однако, он уверенно и как всегда тягуче сказал:

– Трахнуть тебя хочу, аж не могу!

— Да ладно тебе, — попытался отшутиться поляк, — разве что коня завалим! (по-польски подрочим).

Но Севка во всём любил идти до конца, в данном случае читатель, не обессудь, просто игра слов. Рука жёстко легла на бедро Марека, но тот её не стал одёргивать, лишь спокойно сказал:

— Ну пусть… я тоже не из кляштора (монастыря), и ты своё получишь…

Светозащитные шторки скользнули вниз по стёклам кабины, Сева нетерпеливо спустил шорты и, плюнув на ладонь, растёр по члену слюну. Ещё раз в ладонь и в заросли Марека между его упругих ягодиц. Не смотря на захватившее всё его ество желание, Севастьян не мог сходу вставиться никак! Ещё несколько попыток и снова ладонь со слюной идёт на помощь, и пока хозяин Магнума не взял член Севки в руку и сам не наделся, ничего не получалось. Это только в анекдотах говорят — он засадил ему с ходу! Ну, разве, что там давно прорытый тоннель,- тогда и сходу…

Член жёстко, с болью, особенно на уздечке, в прямом смысле со скрипом проникал к желанию.

— Давай по новой, — решительно сказал Марек, и оба снова щедро наслюнили место соития.

По новой оказалось лучше, — член протолкнулся почти уверенно, и пошёл размашисто накачивать Марека, который опёрся грудью на лежанку позади сидений. Сева работал наотмашь, отдаваясь животному порыву по полной амплитуде своих 17 см, благо дело кабина Магнума позволяла ему стоять в полный рост. С закрытыми глазами в голове понеслись калейдоскопом отрывки его жизни, давно забытые лица и взгляды и даже слова, которые вдруг преобретали необычно новый смысл…

Разрядка пришла быстро, слишком тугое место для любви было у Марека, калейдоскоп мыслей резко прервался ослепляющим снопом искр в голове. Хриплый рык, мало похожий на человеческие звуки вырвался из груди, Сева ещё раз конвульсийно дёрнулся и, обмякая, опустился в водительское кресло. Марек наоборот выпрямился и, повернувшись к своему партнеру, взял одной рукой его за небритую рыжую щетину, а другой быстро дрочил коричневатого цвета массивный член, значительно больший, чем казалось, мог бы иметь мужчина среднего роста. Пока Сева был почти в выключенном состоянии, кульминация подошла и у Марека, — густые, тягучие как Севкин голос брызги стали одна за другой выплёскиваться на лицо, грудь, выброс за выбросом. Матка Боска, откуда в этом не крупном мужичке столько! Казалось, он не иссякнет вовсе!

С последней каплей, Севастьян вытер губы тыльной стороной ладони, но только размазал ещё больше по лицу.

— Дай хоть чем вытрусь, жеребец ты эдакий!

— Да конечно, вот возьми салфетки…

— Да тут мыться вообще надо, хоть был без майки, уже успех!

— А ты что, обычно трахаешься одетым? — смеялся снова поляк.

Большой бачок с водой на прицепе Магнума снова был очень кстати. А какой-то очень плотный водила-немец проходивший мимо, во время нового плескания ребят, одобрительно глянул на моющихся и сказал: «Гут!». Что имел он ввиду, кто знает,… а вот нашим героям и правда было ГУД!

***

Утром Севка проснулся от гудящих со всех сторон Мерсов и Рено, Сканий и Вольво. Моторы закачивали пневмосистемы, водилы проснувшись, собирались в путь. Слезши с лежанки, снова как вчера Севка глянул в левое зеркало, но польского Магнума уже на стоянке не было.

Дорога стелилась под колёса грузовика, снова день как день, каких было и будет, вот только Севка вдруг понял, что некоторые события даже десятилетней давности, могут в жизни иметь неожиданные последствия… и смотреть теперь на мир он будет несколько иначе.

О пользе спорта

Все началось с того, что у нас в ВУЗе решили провести день физической культуры и спорта. Нет, его конечно же проводили и раньше, но желаемых результатов — оторвать студентов от мониторов, как-то не достигали. Я был уже на третьем курсе, и для меня стали новостью такие серьезные изменения в программе. Помимо всевозможных забегов, заплывов, запрыгов был и привычный для нас, гуманитариев, вид состязаний — конкурс вопросов о спорте и олимпийском движении. Как вы уже понимаете, конкурс выиграл я. А вот приз в этом конкурсе и послужил толчком к полезному и интересному, случившемуся в моей дальнейшей жизни.

Представьте себе, насколько я был ошеломлен сообщением, что становлюсь обладателем годового абонемента на посещение самого крутого, ну по меркам начала девяностых конечно, спортивного клуба в нашем городе. Стоит честно признаться, что на тот момент я запустил свою вообще-то спортивную от природы фигуру. Но косая сажень в плечах, профессиональный консультант в фитнес-клубе и природная настойчивость уже за полгода сделали свое дело — я стал выглядеть классно, я стал сам себе нравиться.

Пары в институте, потом выполнение домашних заданий, контрольных, курсовых — все это отнимало много времени, при этом компьютеры тогда были практически только в учебных корпусах. Именно поэтому, я шел на тренировку уже поздним вечером. Мои занятия в клубе проходили, как правило, в практически пустом зале.

Так и закончился бы мой год занятий, если бы в один прекрасный день, точнее вечер, на занятие не пришли двое мужчин. Это сейчас я прячу улыбку, услышав в свой адрес — «мужчина», это сейчас принято говорить о мужчинах такого возраста «парень». А тогда для меня это были мужчины. На вид лет тридцати, с правильными и симпатичными чертами лица и божественными фигурами. Да, именно божественными, так я думал тогда, и продолжаю думать сейчас.

Парни стали появляться в одно и то же со мною время, и я все чаще ловил себя на мысли, что мне нравится смотреть на этих мужчин, на их красивые тела, я старался попасть в раздевалку и увидеть больше, но я стеснялся откровенно рассматривать их, когда они раздевались. Душевые кабины в этом клубе были индивидуальными и о том, чтобы заглянуть туда не было и речи. Так продолжалось около месяца, я было уже потерял надежду увидеть этих богов во всей их красе.

Но вот, однажды в пятницу я не уехал домой, а вечером пошел в клуб. Моего тренера не было. Я не хотел заниматься и собирался было уже идти домой, как в клуб приехали они. И тут как будто что-то внутри меня щелкнуло, и я добросовестно сделал все как всегда и даже немного больше. После всего, уставший до дрожи в конечностях, я отправился в раздевалку. Оттуда в туалет, где минут пятнадцать кривлялся перед зеркалом представляя себя мистером «Олимпия», и только после — снова в раздевалку.

Здесь нужно остановиться и пояснить, что помещение клуба находилось в цокольном этаже дома, и было скорее приспособлено под спортивный клуб. Эта приспособленность особенно ощущалась в конфигурации раздевалки. Эта комната, с прилегающей к ней комнате душевых кабин, напоминала букву «Ш». Вход в нее располагался в одной из крайних палочек, раздевалка в средней, а душевые в другой крайней. Я подошел к своему одежному шкафу, закрытому на ключ, и вдруг, через шум воды отчетливо услышал стон. В то время, я еще не знал, кто и в каких условиях может издавать такие звуки и с готовностью «помочь попавшему в беду» бросился в сторону душевых. Приближаясь, я начал каким-то внутренним знанием понимать, что это не крик о помощи. Я замедлил шаг и в щель приоткрытой двери увидел то, что в корне изменило всю мою последующую жизнь.

Один из парней стоял, немного отставив попку. Руками он упирался в дверную панель, он был голым, капли скатывались по его красивому телу. Под ним полу виднелась сперма. Голова парня была опущена вниз и казалось, что он рассматривает свой член. Это зрелище заслуживает отдельных слов. Ровный, красивый ствол уже немного обвис, и тем не менее не потерял красоты. Головка была закрыта крайней плотью, и только самая ее верхушка проглядывала через капельку спермы.

Наверное именно этот момент стал для меня своего рода эталонным. С того момента я видел много членов, разных, обрезанных и нет, толстых и тонких, коротких, длинных, с головкой в виде гриба и с головкой в виде маленькой вишенки. Но именно этот член стал для меня образцом, с которым я сравнивал все их. Именно парни с таким членом завораживают меня, вводят в ступор и заводят до безобразия.

Второй парень стоял за ним. Он ласкал первого руками и делал то, что я до этого никогда не видел. Он насаживал его на свой член, закрыв глаза и запрокинув голову назад. Мне трудно было понять, чей это стон, кто умирает от большего удовольствия. Это зрелище заворожило меня, но не на долго. Через несколько мгновений, я выскочил из комнаты с душевыми кабинами, поскольку услышал окрик охранника:

— Эй, есть кто?

Окрик повторился, стало понятно, что охранник приближается. Прерывать парней лично я не осмелился, а вместо этого схватился за крайний шкафчик и, обрушив его на себя, громко закричал.

Через секунду возле меня появился охранник, а еще через несколько — те самые парни. Они подняли шкафчик и усадили меня на лавку. Как оказалось, один из парней — медик, мне принесли смоченное холодной водой полотенце, попросили встать и проверить спину, в общем минут десять эта троица обхаживала меня. В это время полотенца, в которые были укутаны торсы парней то и дело срывались, и моей главной задачей стало не возбудиться тут же при них до неприличия. Когда все уверились в том, что я живой, здоровый и кроме пары ушибов и шишки на лбу у меня ничего нет, парни ушли домываться, а меня оставили посидеть — «отойти от стресса».

Богдан, так звали того, которого я видел стоящим сзади, сказал, что сейчас помоется и отвезет меня в больницу, провериться на предмет сотрясения мозга. Тогда я еще не знал, что это будет за проверка! Я сидел и в голове прокручивал все, что случилось за последние минуты. От этого мой член встал. Когда парни зашли я занял наверное какую-то неимоверную позу, чтобы скрыть эрекцию. Глянув на меня они тут же переспросили, все ли нормально. Я ответил «Да», хотя когда они стали одеваться я вспомнил старый анекдот со словами: «Атайды дэвушка, в бараний рог скрутишь!»

Мы благополучно вышли из клуба и тут Богдан предложил Игорю, так звали второго парня, заскочить с нами. Втроем мы сели в «восьмерку» Богдана и отправились в больницу МВД, где он работал хирургом. Мы прошли через охрану при входе, через отделения больницы и через закрытую дверь попали в ту часть, которая, как я понял, была поликлиникой. Здесь было тихо, по коридору горели дежурные лампы и наши шаги гулко отскакивали от полов. М

ы зашли в приемную, потом в кабинет со стенами из полированных плит и мягким кожаным диваном. Как потом объяснял Богдан, здесь обычно принимали большое начальство для обсуждения диагноза и лечения. Меня усадили на диван. Дальше Богдан провел некое подобие обследования в ходе которого я дотрагивался пальцем до кончика носа, описывал ощущения при закрытых глазах, мне предложили раздеться для осмотра. С этого момента я начал догадываться, что это не просто осмотр.

Богдан ловко пощипывал меня за руки, ноги, спину, грудь, потом пригласил Игоря, помочь ему. Дальше они начали нежно гладить меня, при этом Игорь сказал:

— А ты молодец, ящик на себя ради нас сбросил.

Я покраснел, а Богдан в это время губами прикоснулся к моему уху и прошептал:

— Не бойся, мы сделаем тебе приятно, ведь ты видел как нам было хорошо, правда видел?

Я ощущал руки парней на своих ягодицах, на груди, на спине. Я буквально простонал в ответ:

— Видел! И мне понравилось!

После этих слов руки парней стали более уверенными. Наконец, рука Богдана дотронулась до моего уже набухшего члена. Через ткань трусов, которые спереди уже хорошо намокли, я ощущал эту сильную, мужественную и одновременно нежную руку.

— Да ты у нас красавец! — полунасмешливо прошептал Богдан.

Он оттянул резинку трусов и мой член выпрыгнул на свободу. Я всегда считал, что у меня член «нормальный» — семнадцать в длину, пять в диаметре, с большой головкой. Вот ее то парни и принялись лизать и сосать, полууложив меня на диван. При этом их руки, словно ошалевшие, ласкали мое тело. Периодически то Игорь, то Богдан ласкали мои соски.

Вдруг они оставили меня и начали целоваться и раздеваться одновременно. Я, чуть было не кончивший, был заворожен этой красотой. Два живых бога обнажались на моих глазах. От их поцелуев казалось разлетались молнии, а запахи их тел кружили голову.

Парни прервались так же внезапно как и начали. Богдан начал целовать меня. Это отдельная тема. Это сейчас я умею получать наслаждение от поцелуя и дарить это наслаждение другим. А тогда, несколько несерьезных поцелуев с девчонками — вот и весь мой опыт! Толи от задержки дыхания, толи от переполняющих меня чувств у меня закружилась голова! Дальше все было как во сне — Богдан целовал меня в губы, ласкал языком уши, шею, грудь, а в это время Игорь своим языком вытворял чудеса с моей головкой и яичками. Я не мог выдержать такого количества счастья одновременно и бурно кончил, испустив такой стон удовольствия, о котором вспоминаю и сейчас!

Игорь проглотил все. Как потом оказалось он вообще «спец по дегустации» и «любит вкусную сперму». Богдан продолжал целовать и ласкать меня. Я был на седьмом небе.

— Ну что боец, мы тебя не разочаровали? — спросил Богдан.

Я не знал что сказать, от удовольствия и наверное даже счастья у меня выступили слезы!

— Дурашка, да ты у нас еще и сентиментальный как девочка, — засмеялся Игорь.

— Пацаны, да вы… да я вам…

— Молчи, ты уже сделал нам услугу! Мы в расчете, но если ты захочешь, мы можем принять тебя в наш кружок, — серьезно и как-то даже отстранено сказал Богдан.

Я вообще ничего не понял, даже немного испугался этого тона. Я сел, и, наверное, испуганным тоном спросил:

— Какой кружок?

Парни дружно рассмеялись:

— Знаешь, есть такое выражение «члены нашего кружка», твой член в наш «кружок» хочет?

Они смеялись, а я еще не понимал в то время, как это предложение изменит мою жизнь!

Парни прекратили смеяться резко, и сразу же слились в поцелуе. Вообще этот тип поведения — импульсивного, бурного, страстного, я унаследовал от этой первой встречи. Я люблю ласку, я люблю нежность, но без страсти, даже некоторого безумия я не представляю себе секс, общение, жизнь!

Я сидел на диване и на моих глазах разворачивалась сцена из порнофильма. Богдан, как я потом понял, был активом. Он был ведущим в этой паре. После страстных поцелуев и ласк он надел презерватив, смазал его кремом и встав сзади начал входить в Игоря. Тот застонал. Я уже слышал этот стон. Я снова видел полувозбужденный член, и тогда у меня впервые возникло желание — попробовать ЭТО. Я присел перед Игорем и впервые, неумело взял его член губами. Игорь тут же положил мне на голову руки. Нежно, не принуждая меня ни к чему, он начал ерошить мои волосы и как бы направлять мои движения. Вспоминая как Игорь старался для меня и что он делал я пытался отблагодарить его тем же.

Это сейчас я понимаю, насколько неуклюжими были мои первые попытки! Это сейчас я виртуозно прячу зубы, заглатываю член, вращаю языком как пропеллером…

Игорь — Игорь, ты понял, что я стараюсь, ты нежно и ласково пытался уберечь себя от боли и передать мне свои умения!

Богдан тяжело дышал, из гортани Игоря вырывались слабые звуки, что-то среднее между стонами и словами, я потел возле его красавца-члена. Наконец, Богдан замычал и я понял, что он кончает. Через несколько мгновений мне в рот хлынула сперма Игоря. Она была чуть кисловатой, вязкой, ее не было много, но все равно — я не был готов тогда, и первым желанием стало все это немедленно выплюнуть. Но понимая, что Игорь еще получает удовольствие я стал глотать и продолжал свою миссию. Наконец, все застыли на какое-то мгновение. Потом Богдан поднял меня, обнял нас с Игорем и мы начали целоваться втроем!

Короче когда меня подвозили к общежитию я был переполнен впечатлениями, эмоциями и счастьем!

Я вышел из восьмерки.

— Эй, «член кружка», в среду на тренировку придешь? — прозвучало мне вслед.

— Обязательно! — выкрикнул я.

Так у меня появились два друга, два человека, которых я люблю, и о которых помню, где бы и с кем бы я не был.

Моя первая оргия

Я вот тут решил немного о себе написать. Точнее, о том, как беспросветно скучное лето может внезапно стать одним из самых приятных воспоминаний в жизни. Кстати, меня Андрей зовут. Из Москвы я.

Так вот, однажды летом, когда мне было 18, я парился в душном городе — через две недели были вступительные в институт, и я «готовился к ответственному моменту». А поскольку хорошей памятью природа меня не обделила, я успел все выучить уже в первую неделю. Меня решительно отказывались отправлять отдохнуть хоть куда-нибудь — хотя бы на дачу. А лучше на море…

А на море я особенно хотел вот почему. Перед этим я 2 года мучался тем, что, пока мои друзья весело отдыхали с девками, мне с ними было неуютно, если не сказать больше — неприятно. На пляже (в Сочи я ездил регулярно) я равнодушно обходил их стороной, не понимая, что со мной. Но уже полгода назад мои взгляды неожиданно начали притягивать стройные, мускулистые парни. Я подолгу любовался их молодыми, загорелыми телами, украдкой бросал взгляды на их плоские животы и широкие спины, пожирал взглядом мощные ноги… А эти бугорки под плавками! Как долго я не мог оторваться от них! И вот теперь, когда я понял, что я гей, я с нетерпением ждал следующего выезда на море. Целых две недели у тети, когда я могу идти куда хочу и возвращаться, когда вздумается. Сколько там красавцев… И ведь, самое главное, я знаю, где там собираются геи! Мне там один друг рассказывал о заброшенном складе за причалом… Наверняка молодой зеленоглазый паренек с нежными черными волосами и стройным, загорелым телом (то есть я) будет пользоваться успехом.

Это место долго мне снилось. Я просыпался с мокрыми трусами, представляя, что я смогу там делать…

И как некстати здесь был институт!

Впрочем, было у меня одно утешение. Его звали Слава.

Дело в том, что, не в силах дождаться следующего лета, я решил найти себе парня по Интернету. Первые три месяца мне хватало порнухи, но потом уже дрочка по 5 раз в день перестала меня удовлетворять. Но все же мне хотелось чего-то большего, чем просто один парень. Скоро мы перепробовали с ним все, что могли, мне он наскучил, да и его родители собирались переезжать. Тогда я снова занялся поиском парней. Но из 10 парней 5 казались мне слишком толстыми, старыми и некрасивыми, еще 3 не хотели меня, 9-й оказывался жителем Усть-Пыдъярска, а 10-й — женщиной.

А меж тем у меня было и еще одно развлечение — через дорогу от нашего дома располагалось огромное старое здание какого-то разорившегося завода. Сейчас там был только теннисный клуб, не занимавший и половины здания. Остальное пустовало. И меня отдали в этот клуб — я очень любил спорт, и частые посещения клуба хоть как-то скрашивали мое безделье. И главной прелестью тенниса тогда для меня были парни в мужской раздевалке. Ведь в клуб ходило почти 600 человек, и поэтому в любое время в раздевалке крутились как минимум 15 невыносимо красивых парней от 16 до 20 лет.

И как-то раз я познакомился с одним пацаном, Колей. Мы немного попереписывались, и выяснилось, что он не просто живет в том же районе, но и ходит в один со мной теннисный клуб! С полученной от него фотки на меня глядел невыносимо соблазнительный пацан с короткими русыми волосами и задорной улыбкой.

Все еще глядя в искрящиеся голубые глаза на фото, я предложил ему встретиться, а он ответил загадочной фразой: «Приходи сегодня к 8 в клуб. Зайди с черного хода — там дверь не заперта. Не пожалеешь!».

Я пожал плечами, (мне казалось, что дома все-таки будет удобнее) но согласился. И я действительно не пожалел. Я вообще не представлял тогда, насколько это изменит мою жизнь.

***

Когда я подошел к заржавленной двери на заднем дворе, солнце уже опустилось за обшарпанные кирпичные стены завода. Я неуверенно постучал, и дверь сразу же открылась. За ней стоял Коля, одетый в обтягивающие шорты.

— Наконец-то. Мы как раз тебя ждали. Проходи давай быстрей!

— Кто это «мы»?

— Сейчас увидишь.

В полумраке блеснули его возбужденные глаза. Он повел меня по пыльному коридору в глубь здания.

— Куда мы идем? — я заволновался.

— Да не парься ты, все путем.

Он свернул на лестницу, поднялся на второй этаж и постучал в какую-то дверь.

Как ни странно, она тут же — без единого скрипа — открылась. За ней стоял какой-то высокий парень лет девятнадцати с взъерошенными черными волосами и похотливым взглядом.

— А, привел! — его голос завораживал какой-то хрипотцой, — Проходите. Мы все в сборе.

Мы с Колей вошли в комнату. Она была светлой и совсем не выглядела заброшенной или обветшалой — сразу было видно, что ей пользуются. И, по многочисленным пятнам на стенах, разбросанным презервативам, можно было догадаться, как именно.

— Я Саня, — он повернулся ко мне. А это все — он показал на дюжину ребят, стоявших у дальней стены, — мои друзья. Это Вадик, Дима, Миха, Костя, Никитос, Артем, Макс, еще один Дима, Жека, Антоха, Игорь и Ромка. Мы все в клуб этот ходим. И мы все геи. Так что мы решили в нашем теннисном клубе сделать еще один. Пенисный, так сказать. Клуб ценителей мужской красы. Мы тут периодически собираемся и вместе оттягиваемся. Ты с нами?

— Конечно! — у меня голова пошла кругом, как только я представил, что могут сделать со мной 14 возбужденных парней.

— Прекрасно. Тогда добро пожаловать в наш клуб. Предлагаю прямо сейчас устроить церемонию посвящения, — это он обращался уже не только ко мне, а еще и к остальным пацанам.

Они одобрительно загудели, многие закивали головами. Некоторые вышли вперед.

Только сейчас я заметил, что на многих уже были спущены штаны, а два парня стояли в углу совсем голые. У всех них покачивались солидных размеров стволы. Да и у остальных, одетых, тоже под штанами виднелись немаленькие бугорки.

У меня, собственно, шорты тоже натянулись. Боже мой, как это возбуждало! Никогда прежде я не видел столько красивых парней сразу. Я насчитал пятерых блондинов, троих шатенов, троих брюнетов и позднее заметил в стороне одного рыжего паренька.

— Итак, — продолжал Саня, обращаясь к ним, — Вы знаете что делать.

И с этими словами стянул с себя сначала футболку, затем брюки, а затем и серые плотные трусы.

Я впился взглядом в его член. Нечасто, скажу я вам, удается увидеть такую красоту — сантиметров семнадцать ровной белой кожи, толстая, вздувшаяся от напряжения вена, густые темные волосы, покрывающие основание и аппетитная розоватая приоткрытая головка. А тем временем раздевались — а точнее, раздевали друг друга — и остальные. Разделся и мой Коля.

Я тоже начал стягивать с себя одежду, но теплая рука Сани меня остановила.

— Нет, парень. Мы все сделаем сами. Ты сегодня будешь просто наслаждаться.

Он провел меня вперед и уложил на неизвестно откуда взявшуюся в центре комнаты кровать.

— Так было с каждым новичком в нашем клубе. Хотя, сам понимаешь, каждому следующему еще круче — к его услугам на одного парня больше. Ты будешь лежать на кровати, а мы по очереди все трахнем тебя в рот и в попу. И пососем у тебя.

— Все 14?! — только и успел воскликнуть я.

— Конечно. А в посвящении следующего новичка будешь участвовать и ты — всего 15.

Он отошел, и меня окружили голые парни.

Уверен, эта картина будет сниться мне всю оставшуюся жизнь. И не потому даже, что это самый отвязный трах в моей жизни, нет. Потом были и покруче. Просто это мое первое запредельное наслаждение. Начало новой, другой жизни.

Итак, спустя пару секунд я почувствовал, как с меня стянули штаны и плавки, а потом в мой анус ввинтился чей-то тонкий, горячий язык. Я содрогнулся от удовольствия и надо мной тут же навис огромный хуй, сантиметров двадцать. Я быстро заглотил его и принялся неспешно посасывать, наслаждаясь ощущениями в попе. Но хуй явно хотел большего. Его хозяин оперся руками об мои плечи и принялся долбить меня своим агрегатом, да так, что яйца застучали о подбородок. Я чуть было не задохнулся от огромности заполнявшего меня пениса. Тем временем в мое очко мягко вошел чей-то член и принялся медленно скользить внутри меня. Я замычал от кайфа, лизнул головку хуя у меня во рту и тут же почувствовал, как его свело судорогой. Его хозяин застонал, и мой рот захлестнуло солоновато-пряным потоком спермы. Тут чьи-то теплые, мягкие губы обняли мою залупу и заскользили вниз-вверх по моим 16 сантиметрам. Я выгнулся дугой и член у меня в жопе тоже разрядился. Его тут же сменил другой, покрупнее. На этот раз и трах был более жестким — слышались шлепки его мошонки об мой зад. А над моим лицом уже повис еще один ствол, некрупный, зато идеально ровный, смуглый и с необьятных размеров красной залупой. Я принял это сокровище к себе в рот, и его обладатель благодарно всхлипнул. Тут мой хуй не выдержал и изверг струю густой белой молофьи, похоже, попавшей кому-то в глотку. Пара капель упала ко мне на живот и была тотчас слизана с него с причмокиваньем.

А хуй в моей заднице продвигался все глубже, вскоре он напрягся и заполнил мое нутро теплой спермой. Ее было так много, что, когда член с хлюпаньем вынули из меня, я почувствовал, как она вытекает из моего зада. Кто-то мгновенно припал к моему очку ртом и принялся жадно высасывать ее из меня. Я почувствовал, как его жесткие усы щекочут мне промежность. По которой, кстати, уже через минуту скользил чей-то язык. Еще один парень, по-моему, уже третий, засосал моего дружка. Он, не успев упасть, снова налился твердостью. Вскоре я завопил от упоения — какой-то парень игрался с моими яичками языком, перекатывая их во рту. Не успел в мое очко войти следующий член, как я почувствовал чей-то язык, лижущий мою залупу, и снова кончил. Почти одновременно со мной спустил и очередной пацан, которому сосал я. У сменившего его я первым делом взял в рот немаленькую волосатую мошонку и принялся посасывать, слыша одобрительный стон.

Тут кто-то начал водить своим разгоряченным хуем мне по груди и животу. Его пенис оставлял на моем теле влажный след. Затем ко мне с двух сторон подошли еще два парня и впились губами в мои соски. Из покрасневшего и расширившегося очка вышел очередной обмякший член, следующий парень сначала просунул в меня палец. Он ковырялся во мне с минуту, сначала одним, потом двумя, а потом и тремя пальцами, выдавливая тяжелые вздохи упоения. Потом он прислонил к моей дырочке свою головку и пропихнул ее в меня. И вновь во мне елозил, доставая до простаты, молодецкий член. А тут отстранились от моих яиц сладкие губы, взамен этого чья-то рука (неужто Коли — вроде похож, хотя разглядеть непросто) плотно обхватила мой ствол и бешено заметалась по нему от яиц до головки (и в нее уже уперся похотливый язычок). Прошло немного времени, и мой рот снова оросило горячей пацанской кончой. Я сразу же проглотил ее, а там и шлепнул мне по носу следующий член — надо мной стоял, ухмыляясь, довольный Саня.

— Ну как тебе?

— Охуительно! — больше я ничего не мог сказать — мой рот снова был занят.

Тут кто-то уселся на меня сверху и запрыгал на мне, насаживаясь все глубже на мой кол. Я дотянулся до двух парней-близнецов (кажется, их звали Вадик и Жека), стоявших по бокам от меня и начал дрочить им одновременно…

Так прошло еще часа полтора — один за другим у меня во рту оказывались хуи и яйца, член за членом долбали мою попку. Время от времени ее вылизывали или ковырялись пальцами, периодически чьи-нибудь губы блуждали у меня по груди или животу. Мне сосали и дрочили — кончил я, вроде бы, раз десять в течение этого времени. Под конец при очередном оргазме из моего гудящего вытекала лишь крошечная прозрачная жидкая капелька — но и ей не давали пропасть зря. Я видел, как вокруг меня ходили, подрачивая себе и другим, ждущие своей очереди юные жеребцы. Так что, когда наша оргия все-таки кончилась, и толпа Аполлонов отошла от меня, я лежал с блаженной улыбкой, прикрытыми глазами, полуобмякшим членом и раскрытым, пульсирующим красным очком. Меня обкончали всего — от волос до пяток. Пятна мутной теплой жидкости были на затылке и на лбу, на лице и носу, на щеках и подбородке, шее и груди, плечах и пупке, а также на ногах, лобке и ступнях. Оказывается, во время нашего веселья многие просто стояли и дрочили на меня.

— Вот и все. Ты удовлетворил нас всех, мы, я надеюсь, удовлетворили тебя. И ты теперь один из нас, — обратился ко мне Саня, — Теперь тебе надо вымыться. Пацаны, кто покажет ему наш душ? — он подмигнул толпе голых парней.

Я услышал десяток бодрых «Я!» одновременно.

— Он сам выберет своего парня, — улыбнулся Саня. — А я пошел, мне домой надо. Следующий сбор в среду в семь вечера — и он вышел из комнаты.

Я оглядел стоявших пацанов, широко улыбаясь и предвкушая свой душ. А там и до среды недалеко…

Жизнь прекрасна!

Поиск анкет
Я
ищу
от до
Эротический ТОП геев